- С мыслью о Петре

- «Сумел проявить дух новаторства...»

- «Близнец» петербургского собора

- Обзорная площадка

- Посещение ЯМБ (Ярославской Большой Мануфактуры) и храма Петра и Павла Высочайшими особами города Ярославля.

С мыслью о Петре

Место, на котором вырос Петропавловский храм в Ярославле, издревле

считалось святым. Каменной церкви, появившейся здесь, предстояло превратиться

в доминанту и паркового ансамбля, и промышленного района.

Ее заказчик считал храм своего рода духовным памятником Петру Великому

 Возле современного Петропавловского храма протекает Зеленцовский ручей, который также называют Кавардаковским и Купальнишным. Считается, что поклонение божествам на этом месте совершалось с древних времен. Так, в языческую эпоху именно здесь находилось капище Купалы. Подобные сооружения часто устраивали в местностях, богатых водой, к числу которых относится и этот район на юго-западе современного Ярославля.

ПРЕДЫСТОРИЯ

 Возле современного Петропавловского храма протекает Зеленцовский ручей, который также называют Кавардаковским и Купальнишным. Считается, что поклонение божествам на этом месте совершалось с древних времен. Так, в языческую эпоху именно здесь находилось капище Купалы. Подобные сооружения часто устраивали в местностях, богатых водой, к числу которых относится и этот район на юго-западе современного Ярославля.

    Однако люди на этой территории долго не селились. Историческое ядро Ярославля располагалось на другом берегу реки Которосли, близ ее впадения в Волгу. Освоение же Закоторосльной части началось во второй половине XV — начале XVI веков. Именно тогда был основан Николо-Сковородский мужской монастырь, возле которого, как гласит предание, бил святой источник. Обитель являлась своего рода юго-западным форпостом Ярославля. И после ее появления на близлежащие земли стал «распространяться» город. Возле монастыря возникла слобода, чьи жители занимались об-работкой шкур скота.

    В начале XVII века Русское государство переживало Смуту, сопровождавшуюся иностранным вторжением. В 1609 году польские отряды добрались до Ярославля, сожгли Николо-Сковородскую обитель и утопили монахов в водоеме. Разрушения в этой части города были настолько велики, что впоследствии так и не удалось точно определить, где же стоял прежний монастырь.

Согласно одной из версий, на его месте выросла церковь Николы на Меленках, стоящая на некотором удалении от Петропавловского храма. Есть и другое предположение: если согласиться с ним, то монастырь находился в непосредственной близости от нынешней Петропавловской церкви, на территории стадиона в одноименном парке.

   Историк-краевед Н. Н. Балуева приводит несколько доводов в пользу последней версии. Вот эти доводы. Во-первых, храмы и монастыри традиционно возводили на самом высоких точках, а в случае с Закоторосльной слободкой таковая совпадала как раз с нынешним стадионом. Во-вторых, в прилегающем к стадиону пруду обнаружены останки монахов. В-третьих, в ходе проводившейся близ Петропавловской церкви геологической разведки нашли несколько слоев залежей минеральных вод. Так что целебный источник, о котором говорит предание, вполне мог быть здесь.

  Аргументы — серьезные, то есть можно с большой долей вероятности утверждать, что Петропавловский храм поднялся на намоленном месте.

«ПРОМЫШЛЕННЫЙ» ХРАМ

   В начале XVIII века Закоторосльная часть города превратилась в про-мышленный центр. Местный купец, давний знакомый и почитатель Петра I Иван Максимович Затрапезнов ходатайствовал перед самодержцем «о насаждении в Ярославле полотняной промышленности». В ответ го¬сударь в 1722 году издал указ, предписывавший ярославскому купцу Максиму Затрапезнову и трем его сыновьям (в том числе и Ивану) вступить в число компаньонов обрусевшего голландца Ивана (Яна) Тамеса и вместе с ним заняться организацией полотняной мануфактуры. Учитывая государственную значимость предприятия, план будущего промышленного комплекса чертили в Петербурге. Согласно замыслам его создателей, речь шла о масштаб¬ном сооружении, включавшим в себя предприятие, жилые дома для рабочих, мельницы, систему прудов. помимо прочего, предполагалось разбить архитектурно-парковый ансамбль.

  Поскольку производство задумывалось внушительным, занятым на нем рабочим нужно было где-то молиться. То есть понадобился большой храм.

  Император Петр I умер в 1725 году, и при его жизни завершить устройство мануфактуры не успели. Работы продолжались. В 1727 году по прошению Ивана Максимовича Затрапезнова магистрат Ярославля отвел семье предпринимателей дополнительно «пустой земли длиною двести пятьдесят, шириною двести сажень». Земля оказалась не очень хороша, тут было немало топей да болот, и для благоустройства территории предстояло приложить немало сил.

   Для ускорения строительства петербургские власти предписали помочь Затрапезновым с рабочей силой и инструментами: «Для лучшего тех мануфактур и фабрик учреждения велено им выписывать из-за моря мастеров и учеников и туда для совершенного искусства посылать с пашпортами свободно, и инструменты из-за моря вывозить и в России покупать ныне и впредь беспошлинно, дабы в размножении таких мануфактур и фабрик не имели никакою пошлиною за инструменты отягощены быть».

   В начале XVIII века Закоторосльная часть города превратилась в промышленный центр. Местный купец, давний знакомый и почитатель Петра I Иван Максимович Затрапезнов ходатайствовал перед самодержцем «о насаждении в Ярославле полотняной промышленности». В ответ го¬сударь в 1722 году издал указ, предписывавший ярославскому купцу Максиму Затрапезнову и трем его сыновьям (в том числе и Ивану) вступить в число компаньонов обрусевшего голландца Ивана (Яна) Тамеса и вместе с ним заняться организацией полотняной мануфактуры. Учитывая государственную значимость предприятия, план будущего промышленного комплекса чертили в Петербурге. Согласно замыслам его создателей, речь шла о масштаб¬ном сооружении, включавшим в себя предприятие, жилые дома для рабочих, мельницы, систему прудов. помимо прочего, предполагалось разбить архитектурно-парковый ансамбль.

  Поскольку производство задумывалось внушительным, занятым на нем рабочим нужно было где-то молиться. То есть понадобился большой храм.

  Император Петр I умер в 1725 году, и при его жизни завершить устройство мануфактуры не успели. Работы продолжались. В 1727 году по прошению Ивана Максимовича Затрапезнова магистрат Ярославля отвел семье предпринимателей дополнительно «пустой земли длиною двести пятьдесят, шириною двести сажень». Земля оказалась не очень хороша, тут было немало топей да болот, и для благоустройства территории предстояло приложить немало сил.

   Для ускорения строительства петербургские власти предписали помочь Затрапезновым с рабочей силой и инструментами: «Для лучшего тех мануфактур и фабрик учреждения велено им выписывать из-за моря мастеров и учеников и туда для совершенного искусства посылать с пашпортами свободно, и инструменты из-за моря вывозить и в России покупать ныне и впредь беспошлинно, дабы в размножении таких мануфактур и фабрик не имели никакою пошлиною за инструменты отягощены быть».

   В начале XVIII века Закоторосльная часть города превратилась в промышленный центр. Местный купец, давний знакомый и почитатель Петра I Иван Максимович Затрапезнов ходатайствовал перед самодержцем «о насаждении в Ярославле полотняной промышленности». В ответ го¬сударь в 1722 году издал указ, предписывавший ярославскому купцу Максиму Затрапезнову и трем его сыновьям (в том числе и Ивану) вступить в число компаньонов обрусевшего голландца Ивана (Яна) Тамеса и вместе с ним заняться организацией полотняной мануфактуры. Учитывая государственную значимость предприятия, план будущего промышленного комплекса чертили в Петербурге. Согласно замыслам его создателей, речь шла о масштаб¬ном сооружении, включавшим в себя предприятие, жилые дома для рабочих, мельницы, систему прудов. помимо прочего, предполагалось разбить архитектурно-парковый ансамбль.

  Поскольку производство задумывалось внушительным, занятым на нем рабочим нужно было где-то молиться. То есть понадобился большой храм.

  Император Петр I умер в 1725 году, и при его жизни завершить устройство мануфактуры не успели. Работы продолжались. В 1727 году по прошению Ивана Максимовича Затрапезнова магистрат Ярославля отвел семье предпринимателей дополнительно «пустой земли длиною двести пятьдесят, шириною двести сажень». Земля оказалась не очень хороша, тут было немало топей да болот, и для благоустройства территории предстояло приложить немало сил.

   Для ускорения строительства петербургские власти предписали помочь Затрапезновым с рабочей силой и инструментами: «Для лучшего тех мануфактур и фабрик учреждения велено им выписывать из-за моря мастеров и учеников и туда для совершенного искусства посылать с пашпортами свободно, и инструменты из-за моря вывозить и в России покупать ныне и впредь беспошлинно, дабы в размножении таких мануфактур и фабрик не имели никакою пошлиною за инструменты отягощены быть».

ПЕРВЫМ ДЕЛОМ — ПАРК И МАНУФАКТУРА

  Буквально за какие-то четыре года на окраине Ярославля вырос своего рода «город в городе», состоявший из двух промышленных и одного жилого комплексов.

  В первый промышленный комплекс входили полотняная, суконная и шелковая мануфактуры, к ним примыкали регулярный парк и усадьба Ивана Затрапезнова.

  Второй включал в себя бумажную мануфактуру, пильную и масляную мельницу, подсобные помещения. Крупные мануфактурные механизмы приводились в движение ветряными и водяными мельницами.

  Чтобы водяные мельницы работали нормально, Затрапезнов организовал каскад прудов Первый из них, наиболее глубокий, назывался «Грязным» — в нем купались, стирали и полоскали белье. Возле этого озера на ручье построили мельницу для помола алебастра. Рядом стояли баня, магазин, трактиры.

 Второй пруд, использовавшийся как источник воды, получил название «Чистый». В третьем и четвертом прудах лови¬ли рыбу к «барскому столу». Наконец, пятый находился возле усадьбы, и на нем устроили две хозяйские купальни — мужскую и женскую. Сюда поступала родниковая вода, а крепостные постоянно вручную его чистили.

 Одновременно с постройкой производственных сооружений на юго-западе Ярославля разбили прекрасный парк. Соответствующие работы начались в 1722 году и были завершены спустя девять лет. Что же касается жилого комплекса, то приписанных к Большой мануфактуре работных людей поселили в соседнем селе Меленки и к югу от Толчковой слободы, «отделявшей» новый промышленный район от центра Ярославля. Наконец, наступил черед храма.

ПАМЯТНИК ПЕТРУ I

  Иван Затрапезнов, похоже, ни единой секунды не сомневался, в честь кого стоит освятить храм. Последний дореволюционный главный инженер мануфактуры А.Ф. Грязнов так реконструировал ход его мыслей: «По-видимому, глубокий почитатель Петра Великого, на осуществление мысли которого о насаждении в Ярославле полотняной промышленности ему пришлось столько поработать... Затрапезнов... задуманный храм надумал построить так, чтобы он вечно... напоминал об имени великого преобразователя России».

Кто был архитектором Петропавловской церкви — доподлинно не известно. Но установлено, что строили ее в 1736—1742 годах. В 1737 году освятили устроенную на первом этаже теплую церковь с престолами во имя Анны Пророчицы и Симеона Богоприимца. Пока продолжалось строительство холодного храма на втором этаже, церковь так и называлась — храмом Симеона и Анны.

  Летний храм был готов в 1742 году; его освятили во имя апостолов Петра и Павла. Прошло еще два года, и церковь вторично освятили — теперь уже «полностью» как Петропавловскую. Тем самым ансамбль Большой мануфактуры получил свою архитектурную доминанту и приобрел завершенный вид.

У Ивана Затрапезнова не было сомнений,кому посвятить храм.

На фото: икона апостолов Петра и Павла в ярославской Петропавловской церкви

Ссылка на источник: Еженедельное издание «Православные храмы. Путешествие по святым местам»Выпуск №79, 2014

Текст: Вадим Трухачёв

«Сумел проявить дух новаторства...»

Судьба Петропавловского храма тесно переплелась с историей Ярославской

Большой мануфактуры. Церковь поражала своим необычным для здешних мест видом —

ведь других творений в стиле «петровского барокко» не существовало на десятки, а то и на сотни километров вокруг

При взгляде с алтарной стороны Петропавловский храм чем-то напоминает баржу.

  Петропавловская церковь, ставшая единственным памятником «петровского барокко» на ярославской земле, представляла собой центр обширного комплекса, включавшего в себя промышленную, парковую и жилую зоны.

  Его отличала регулярная планировка с прямыми улицами и аллеями — по европейскому образцу того времени. Главная улица, получившая название Широкой, соединяла Петропавловский храм с церковью Николы на Меленках. Улица Лекарская называлась по Леарскому дому. Иные получили свои имена от фамилий жителей.

  Проект комплекса еще в 1731 году был представлен императрице Анне Иоанновне И. М. Затрапезновым, которому, увы, не довелось дожить до реализации своей идеи. Иван Максимович умер в 1741 году, тогда как свой окончательный вид эта часть Ярославля приобрела только спустя три года.

  Петропавловский храм стал местом погребения Затрапезнова.   У входа в церковь появилась соответствующая памятная доска.

ПОНОВЛЕНИЯ

  История сохранила имена многих настоятелей Петропавловской церкви. Так, в 1818—1822 годах здесь служил выпускник Ярославской духовной семинарии отец Иоанн Предтеченский. В 1826—1841 годах настоятелем храма являлся отец Александр Магницкий, в 1860—1880 годах — отец Петр Вениенский.

  Периодически в здешних богослужениях участвовали пастыри, известные на всю Россию. В их числе был, в частности, святой праведный Иоанн Кронштадтский, о приезде которого до сих пор напоминает мемориальная доска.

  Хозяева мануфактуры всячески заботились о том, чтобы церковь, поражавшая всех своими размерами, оставалась в хорошем состоянии. Они тратили немалые средства на учреждение образовательных и лечебных заведений в Петропавловском приходе. Например, в 1871 годуна средства Ивана Карзинкина здесь открыли богадельню. При церкви также действовали начальная школа и больница.

  В храме периодически происходили обновления. Крупнейшее из них относится к 1835 году. Тогда у Петропавловского храма появились два новых придела — справа: Покрова Пресвятой Богородицы, и слева: преподобного Саввы.

  В 1880 году стены нижнего (теплого) храма Симеона и Анны расписали «под вид дикого мрамора». Тогда же позолотили иконостас, поставили новые иконы, повесили новое паникадило, устроили изразцовые печи и чугунные полы.

  Владельцы Большой мануфактуры Андрей Карзинкин и Николай Игум¬нов пожертвовали на эти цели более 16 тысяч рублей.

 Крупные изменения датируются 1880-ми годами. В 1884 году шпиль храма пострадал при пыльной буре, и его пришлось срочно переделать. Спустя два года художник И.Е. Дьяконов и учитель рисования П.А. Костров написали для храма 32 композиции и поновили в нем еще «десять картин старой живописи». В 1887 году прежнюю деревянную лестницу, ведущую в верхнюю церковь, заменили мраморной. Еще через год заново расписали своды летней церкви

Петропавловский храм неоднократно

посещали знаменитости общенационального

масштаба — среди них был и отец Иоанн Кронштадтский

 

СОКРОВИЩНИЦА

   XX век Петропавловская церковь встретила в цветущем состоянии.

  Прихожан особенно восхищала огромная люстра с 26 подсвечниками, украшенная двуглавым орлом и изображением апостола Андрея Первозванного. Среди икон выделялся образ «Воскресение Христово с праздниками».   Согласно преданию, и икону, и люстру подарил Ивану За трапезнову сам император Петр I.

  В храме хранился серебряный крест с частицей мощей преподобного Антония Римлянина, Новгородского чудотворца. Кроме обычного

набора колоколов, на колокольне Петропавловской церкви имелись часы.

 Роскошные и необычные для Ярославля формы храма приковывали к себе внимание исследователей.

 Так, в 1910 году вышла книга главного инженера Ярославской Большой мануфактуры А.Ф. Грязнова, в которой автор не скупился на похвалы И. Затрапезнову за его труды по устройству столь выдающегося храма. Грязнов писал: «Несмотря на то, что в Ярославле... уже имелось множество прекрасных церквей, из которых каждая могла бы служить образцом при постройке вновь задуманной церкви... И.М. Затрапезное сумел отрешиться от традиций родного города и проявить тот же дух новаторства, который неизменно проявлял в продолжение своей жизни: построил храм, резко отличающийся своим видом от прочих церквей Ярославля и этим невольно привлекающий к себе внимание».

ХРОНИКИ БЕЗБОЖНОГО ВРЕМЕНИ

   После Октябрьской революции 1917 года Ярославскую Большую мануфактуру национализировали.

Петропавловской церкви в богоборческую эпоху была уготована незавидная участь. В 1929 году по постановлению губернского исполнительного комитета ее закрыли. Это трагическим образом отразилось на ее состоянии. Лестницы, ведущие на балконы второго этажа, оказались утрачены, венчающую восточную часть кровли главку разобрали. Фрески и лепнину забели¬ли, царские врата сломали. Иконы церкви Петра и Павла, надгробие И.М. Затрапезнова утопили в одном из прудов. Они бесследно исчезли.

  Аквалангисты, пытаясь найти святыни, впоследствии неоднократно прочесывали окрестные водоемы — и ничего не обнаружили. Исчезла и частица мощей преподного Антония Римлянина — к счастью, ее удалось обнаружить в новейшие времена.

  Долгое время считалось, что при закрытии храма его настоятеля, протоиерея Михаила Невского, зверски убили прямо на лестнице, соединяющей верхний и нижний храмы. Рассказывали даже, что перед казнью ему выкололи глаза и отрезали уши. Из уст в уста передавали, что на месте казни возникло красное пятно, которое до сих пор не удалось оттереть. Документальных подтверждений этим фактам нет. В новейшем исследовании ярославские историки Ю. Ю. Иерусалимский и В.М. Марасанова утверждают, что в действительности священника не убили, а жестоко избили.

   Интересная легенда связана с фигурой летящего ангела на потолке верхнего храма. В 1920-е годы ангела прицельными выстрелами лишили крыльев. По словам старожилов, человек, сделавший это, выбежал из церкви и тут же замертво упал.

Так или иначе, но от храма остались одни стены. Молитва ушла отсюда более чем на семьдесят лет.

Ссылка на источник: Еженедельное издание «Православные храмы. Путешествие по святым местам»Выпуск №79, 2014

Текст: Вадим Трухачёв

«Близнец»петербургского собора

   «Прекрасная архитектура этого храма обращает на себя всеобщее внимание; строитель взял за образец Петропавловский собор, что в Санкт-Петербургской крепости, и сделал довольно верное подобие: свобода стиля, обширность размеров, симметрия частей, стройность и простота в целом. Все это весьма счастливо исполнено даровитым зодчим», — отмечал живший в те времена краевед Аполлинарий Крылов

Петропавловский храм в Ярославле.

Петропавловский собор в Санкт-Петербурге.

  Ему вторил главный инженер Большой мануфактуры А. Ф. Грязнов: «И выбор имени святых... апостолов Петра и Павла, имя одного из коих, как известно, носил Великий царь, и придание храму внешнего сходства с построенным Петром в Петербурге Петропавловским собором... и по сей день невольно переносят мысль к тому, чьей мысли Ярославская Большая мануфактура обязана своим возникновением».

  Действительно, ближайшим архитектурным «родственником» ярославского храма является его петербургский «тезка». Оба они впечатляют своими размерами и высотой шпиля колокольни. Оба по виду отличаются от традиционных русских церквей и скорее напоминают ратушу в каком-либо городе Западной Европы.

  Форма наличников и кровли колокольни, наличие высокого шпиля, деление по фасаду на этажи — типичные признаки стиля «петровского барокко», характерно¬го для русской архитектуры первой половины XVIII века.

  Впрочем, различия между ярославским и петербургским храмами тоже очевидны. Так, высота собора в Петербурге — 112 метров, а ярославской церкви — почти на 40 метров меньше. Кроме того, последняя имеет два этажа. Наличие во втором этаже двух рядов окон заставляет многих думать, что храм и вовсе трехэтажный.

  Несмотря на то, что ярославская церковь меньше петербургской, ее размеры все равно впечатляют. Искусствоведы Б.В. Гнедовский и Э. Д. Добровольская в этой связи писали: «Огромные размеры церкви... свидетельствуют о претензии заказчиков на создание нового композиционного центра Ярославля... Торговые закоторосльные слободы тем самым бросали вызов левобережному Ярославлю, противопоставляя новое величественное сооружение старому городскому центру с древним Успенским собором».

Ссылка на источник: Еженедельное издание «Православные храмы. Путешествие по святым местам»Выпуск №79, 2014

Текст: Вадим Трухачёв

Обзорная площадка

Шпиль

 Своей немалой высотой Петропавловская церковь обязана внушительному шпилю колокольни. Благодаря ему при взгляде издалека храм сильно напоминает корабль с длинной мачтой.

КУРАНТЫ

    На самом верху колокольни можно увидеть куранты. Этот элемент еще больше сближает ярославский православный храм с памятниками западноевропейской гражданской архитектуры.

КРЕСТ НА КУПОЛЕ

   Купол смещен к востоку — он устроен над алтарной частью храма. В советскую эпоху церковь стояла без крестов; установили крест на купол  Петропавловскаяхрама совсем недавно — в конце 2013 года..

Парадный вход

   Парадный вход в устроен с запада — в колокольне. Однако в связи с продолжающимся ремонтом он практически не действует. Попасть внутрь церкви сегодня можно через дверь, расположенную в южной стене.

Ссылка на источник: Еженедельное издание «Православные храмы. Путешествие по святым местам»Выпуск №79, 2014

Текст: Вадим Трухачёв

—  Посещение ЯМБ

(Ярославской Большой Мануфактуры)

и храма Петра и Павла Высочайшими особами города Ярославля.

За время существования мануфактуры.

25 мая 1763 г. и 10 мая 1767 г.

Императрица

Екатерина II.

4 июля 1798 г.

Император

Павел I Петрович.

21 августа 1823 г.

Император

Александр Павлович.

13 ноября 1831 г.

Принц Петр Игоревич Ольденбургский.

16 ноября 1831 г. и 6 октября 1834 г.

Император

 Николай Павлович.

10 мая 1837 г.

Александром Николаевичем (в бытности наследником).

ЯБМ 1722-1856г.

Грязнов А.В.

М. Синодальная типография, 1910 г.

 

Храм святых первоверховных апостолов Петра и Павла

Адрес: г. Ярославль, Петропавловский парк 25а.

Тел.:+7 (4852) 32-64-54

 Открыт ежедневно с 8:00 до 17:00 час.